Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Адвокат использует эксперта для

Адвокат использует эксперта для

Адвокат и его коллега специалист (продолжение)

После долгой схватки с собственной ленью, и, наконец преодолев ее, выполняю давнее обещание — написать статью о тактике работы адвоката в «дуэте» со специалистом в уголовном процессе. Не скрою — импульсом к написанию статьи явилась недавняя публикация уважаемого Семячкова Анатолия Кирилловича, по прочтении которой, преодолев некоторую оторопь от прочитанного, решил высказать и свое мнение по проблемам, поднятым уважаемым экспертом «Праворуба».Итак, что у меня вызвало упомянутую оторопь?Оказывается, некоторые из адвокатов до сего времени, не смотря на императивные нормы УПК РФ, касающиеся порядка назначения экспертизы и прав защитника, привлекающего специалиста в уголовном судопроизводстве, идут своим, непроторенным путем, предоставляя в качестве доказательств, например, такую экзотику, как «аудит экспертного заключения», как основание для заявления ходатайства о назначении повторной или дополнительной экспертизы.Я уж не говорю о неспособности некоторых наших коллег сформулировать, хотя бы в общем виде вопросы к специалисту, в силу того, что отдельно взятый адвокат не очень представляет себе, как именно можно сотрудничать со специалистом в данной области для укрепления выработанной им линии защиты.Поскольку большая часть публикации уважаемого Анатолия Кирилловича посвящена проблемам оплаты работы специалиста, не могу не остановиться на этой деликатной части взаимоотношений между адвокатом и специалистом.Мне приходилось сталкиваться с ситуациями, когда адвокат, услышав стоимость услуг специалиста, реагировал так же, как реагируют некоторые наши доверители: «Ой! Почему так дорого?»Простите, а почему вы считаете, что услуги профессионала в своей области должны стоить дешево?Если стоимость своей работы вы оцениваете достаточно высоко, так почему специалист, к которому вы обращаетесь для решения стоящей перед вами задачи, должен работать на общественных началах?Понятно, что, поскольку платит ваш доверитель, он, узнав о том, что ему придется нести дополнительные расходы, может отказаться от ваших услуг, но уж тут надо выбирать между потерей доверителя и «хорошей миной при плохой игре» — главное, чтобы не «упустить клиента»… Именно поэтому я всегда рекомендую предварительно оценить возможную необходимость привлечения специалиста на стадии переговоров с потенциальным доверителем, благо, что определить необходимость привлечения специалиста в какой-либо области в будущем не составляет особых проблем, например: при защите по уголовным делам, связанным с ДТП в спорных ситуациях и при отсутствии свидетелей: по уголовным делам против личности, когда вызывает сомнение позиция следствия о механизме причинения вреда здоровью и степени тяжести вреда здоровью потерпевшего: по делам, связанным с нарушениями в области строительства, и т.

д.Если потенциальный доверитель не готов нести дополнительные расходы, то, с моей точки зрения, гораздо честнее пояснить ему, что только одно участие адвоката вряд ли способно переломить ситуацию в благоприятную для доверителя сторону, а уж окончательный выбор пусть остается за ним.

И уж, разумеется, защитник никогда и ни при каких обстоятельствах не должен участвовать в денежных расчетах между доверителем и привлекаемым адвокатом специалистом.Касаемо взаимоотношений между адвокатом и специалистом, если выражаться аллегориями, то заключение специалиста представляет собой драгоценный камень тонкой огранки, заключенный в оправу адвокатского красноречия, в том числе, выраженного в эпистолярной форме, например, в виде ходатайства о приобщении данного заключения к материалам дела и о назначении судебной экспертизы, назначении повторной или дополнительной экспертиз.

С очень большой степенью вероятности вам откажут в приобщении к материалам дела заключения специалиста, причем, само заключение, с прилагаемыми копиями документов, подтверждающих квалификацию специалиста, могут и не вернуть. В этом случае, в своей жалобе, кроме ссылки на , согласно которой

«подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела»

, стоит указать на факт превышения следователем или дознавателем своих полномочий в форме сокрытия важнейших доказательств по делу.Проверено неоднократно — помогает.Но не исключен и другой вариант — следователь или дознаватель, удовлетворяя ходатайство о приобщении заключения специалиста к материалам дела, отказывают в удовлетворении ходатайства о его допросе, таким образом получив в материалы дела «мину замедленного действия» — ведь заключение специалиста — в силу , является самостоятельным доказательством, после чего для адвоката открывается самый широкий простор для его использования. В частности, кроме довода о нарушении права на защиту, со ссылкой на — суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами, адвокат получает еще и дополнительное основание для заявления ходатайства о допросе данного специалиста в процессе судебного заседания.Еще встречаются ушлые судьи, норовящие допросить специалиста, как свидетеля по делу — эти попытки нужно пресекать на корню, например, заявляя возражение на действия председательствующего, причем, такие возражения нужно делать в письменном виде, поскольку, совсем не факт, что они будут занесены в протокол судебного заседания, как того требует .Кроме того, что процессуальное положение специалиста сильно отличается от процессуального положения свидетеля явно не в пользу последнего, и, как следствие такого различия, лишает вас возможности организовать увлекательнейший «поединок» между экспертом, давшим заключение по постановлению следователя, и специалистом, привлеченным стороной защиты, такой процессуальный кульбит со стороны суда, сводит на «нет», все ваши усилия по использованию заключения специалиста в качестве доказательства по делу.Кроме заключения специалиста, я рекомендую опросить специалиста.Это полезно, хотя бы, потому что вопросы, заданные в процессе опроса специалиста, и ответы на них: во-первых, позволяют создать «базис», на котором будет возводиться «надсторойка» в той части линии защиты, которая касается использования специальных познаний специалиста и даст некоторые основы этих познаний для адвоката для того, чтобы он мог участвовать в допросе эксперта, дававшего заключение на основании постановления следствия; во-вторых, объяснение специалиста является своеобразным комментарием к данному им заключению, в котором специалист, в доступной для непосвященных форме, поясняет, почему он пришел к выводам, опровергающим выводы, данные в заключении эксперта.Кульминацией в работе специалиста в судебном заседании является его «поединок» с экспертом, давшим заключение, использующееся, как доказательство со стороны обвинения.Необходимо сразу отметить, что по ряду экспертиз специалист со стороны защиты находится в заведомо неравном положении по отношению к эксперту; например, при оценке заключения эксперта, проводившего психолого-психиатрическую экспертизу, если этот эксперт работает в «Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени В.П.

Сербского», его заключение для суда всегда будет весомее заключения специалиста, работающего в психиатрическом отделении N 15 ГВКГ им.

академика Н.Н. Бурденко, будь этот специалист даже научным светилом первой величины.Благо, что по другим видам экспертиз положение не столь печально.А вот, что касается, например, дискуссии между экспертом и специалистом, относительно различных выводов, скажем, в области судебной медицины или дорожно-транспортных происшествий, тут уже картина меняется — если правильно использовать права специалиста, данные ему , в частности — права задавать вопросы участникам следственного действия, очень часто становится очевидным несостоятельность выводов, сделанных экспертом, что уж там скрывать, по принципу «чего изволите».

Чаще всего этот принцип выявляется в заключении экспертов, относящихся к тому же ведомству, что следствие…

О допросе эксперта в суде

Гришин Александр Владимирович — старший преподаватель кафедры уголовно-процессуального права Центрального филиала ФГОУВО «Российский государственный университет правосудия», адвокат Воронежской областной коллегии адвокатов. В ходе судебного разбирательства у участников процесса возникают вопросы, касающиеся порядка применения правовых норм, регламентирующих проведение допроса эксперта в суде.

Судебная практика показывает, что указанные положения уголовно-процессуального законодательства требуют тщательного анализа, с целью выработки единого подхода к их содержанию. По ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения (ч. 1 ст. 282 УПК РФ). В двух других частях указанной статьи УПК РФ законодатель отметил: «После оглашения заключения эксперта ему могут быть заданы вопросы сторонами.

При этом первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза. При необходимости суд вправе предоставить эксперту время, необходимое для подготовки ответов на вопросы суда и сторон».

Сопоставление указанного положения с содержанием ч.1 ст.

205 УПК РФ, показывает, что полномочия следователя шире полномочий суда, поскольку следователь может вызвать для допроса эксперта, давшего заключение не только в ходе предварительного расследования, но и при проверке сообщения о преступлении:

«Следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в части первой настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения»

. Судья же, исходя из буквального толкования содержания ч.1 ст.282 УПК РФ не вправе, ни по своей инициативе, ни по инициативе сторон, вызвать для допроса не только эксперта, давшего заключение до возбуждения уголовного дела, но и даже в том случае, если эксперт произвёл экспертизу непосредственно на стадии судебного разбирательства по поручению суда!

Положения ч.1 ст. 144 УПК РФ предусматривают возможность назначения судебной экспертизы при проверке сообщения о преступлении. Согласно части 1.2 ст. 144 УПК РФ, полученные в ходе проверки сообщения о преступлении сведения могут быть использованы в качестве доказательств при условии соблюдения положений и УПК РФ.

Согласно положению статьи 19 Федерального закона от 31 мая 2001 г.

N 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

:«Основаниями производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении являются определение суда, постановления судьи, лица, производящего дознание, следователя. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления. Орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключения эксперта».

Постановлением является решение руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, вынесенное при производстве предварительного расследования, за исключением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ). Вынесение постановления о назначении судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела законом не предусмотрено.

Следовательно, на стадии проверки сообщения о преступлении судебная экспертиза производится на основании направления лица, назначившего экспертизу, а не на основании постановления. В Заключении эксперта должны указываться сведения о предупреждении эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения (п. 5 ч.1 ст. 204 УПК РФ). Эксперт не несёт уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, данного по результатам экспертизы на стадии возбуждения уголовного дела (при проверке сообщения о преступлении), поскольку уголовная ответственность предусмотрена за заведомо ложное заключение эксперта в суде либо при производстве предварительного расследования (ч.

1 ст. 307 УК РФ). Отсюда следует, что эксперт не может быть предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения на стадии проверки сообщения о преступлении. Следовательно, судебная экспертиза до возбуждения уголовного дела, производится экспертом, который не несет ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Поскольку, вызванный в суд эксперт, давший заключение до возбуждения уголовного дела, не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, то само Заключение эксперта не отвечает требованиям к этому виду доказательства, предусмотренным статьёй 204 УПК РФ; не может использоваться в качестве доказательства, предусмотренного статьёй 80 УПК РФ.

Тем не менее, экспертное заключение возможно использовать в доказывание в качестве иных документов (ст.

84 УПК РФ). Эксперт при этом, может быть допрошен в суде в качестве свидетеля! Явившемуся в суд эксперту, в соответствии с требованиями ст. 269 УПК РФ, председательствующий разъясняет его права и ответственность, предусмотренные УПК РФ. При этом, эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.
При этом, эксперт дает подписку, которая приобщается к протоколу судебного заседания.

Пункт 4 части 4 статьи 57 УПК РФ запрещает эксперту давать заведомо ложное заключение. Анализ правовых норм ст. 57 и ст.

269 УПК РФ показывает, что в указанных статьях не предусмотрена обязанность суда разъяснять эксперту его ответственность за дачу заведомо ложных показаний.

Однако, необходимость соблюдения требований охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, предусмотренная ч.

1 ст. 11 УПК РФ, обязывает суд разъяснять эксперту его права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав. Следовательно, несмотря на то, что статья 282 УПК РФ не предусматривает вызова в суд эксперта, давшего заключение на стадии судебного разбирательства, положения уголовно-процессуального законодательства допускают возможность допроса эксперта в суде.

Действующее законодательство предусматривает возможность отказа эксперта от дачи заключения.

Эксперт вправе отказаться от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний, а также в случаях, если представленные ему материалы недостаточны для дачи заключения. Отказ от дачи заключения должен быть заявлен экспертом в письменном виде с изложением мотивов отказа (п.

6 ч. 3 ст. 57 УПК РФ). Статья 16 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

предусматривает обязанность эксперта составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта, объекты исследований и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения и эксперту отказано в их дополнении, современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы. В тех случаях, когда эксперт отказался от дачи заключения, отсутствуют основания вызова его для допроса в суде.

Ситуация, складывающаяся к моменту допроса эксперта в суде, коренным образом отличается от ситуации при допросе эксперта на стадии предварительного расследования.

С получением обвинительного заключения и возможностью подробного изучения материалов дела, сторона защиты восполняет существовавший пробел в информации о доказательствах, ранее известной лишь следователю. Таким образом, в суде стороны располагают почти одинаковыми сведениями об обстоятельствах дела.

Уточнение «почти» связано с невозможностью стороны защиты до суда ознакомиться с некоторыми материалами, хранящимися при деле (ст. 217 УПК РФ). Заявляя ходатайство о вызове эксперта для допроса в суде, каждая из сторон преследует свои цели. Сторона обвинения пытается устранить пробелы, допущенные при назначении и производстве экспертизы; доказать обоснованность и достоверность заключения эксперта, и, заодно, получить ещё одно доказательство – показания эксперта.

Тем не менее, вызов эксперта в суд для неё является нежелательным, поскольку сопровождается вполне реальным тактическим риском, связанным с прогнозируемым поведением стороны защиты, участвующей в перекрестном допросе.

Сторона защиты, наоборот, стремится к тому, чтобы выявить изъяны данного экспертного заключения и, в последующем, исключить его из числа доказательств. Используя фактор внезапности при постановке вопросов перед экспертом, и заручившись устраиваемыми её показаниями специалиста, сторона защиты вполне может поставить под сомнение обоснованность сделанных экспертом выводов.
Используя фактор внезапности при постановке вопросов перед экспертом, и заручившись устраиваемыми её показаниями специалиста, сторона защиты вполне может поставить под сомнение обоснованность сделанных экспертом выводов.

Было бы наивным полагать, что стороны стремятся допросить эксперта исключительно с целью установления объективной истины. Данное утверждение вытекает из положений криминалистической тактики, которая, в своём родовом понятии, представляет ни что иное, как искусство подготовки и ведения боя (в рассматриваемом случае: при осуществлении противоборства сторон в уголовном процессе). Следовательно, криминалистическая тактика, предполагает использование сторонами всего имеющегося у них арсенала средств, приёмов и методов для достижения стоящих перед ними целей.

В обязанность же суда, стоящего «над схваткой», входит обеспечение права участников на равные условия доказывания; соблюдение, при осуществлении правосудия, принципов уголовного судопроизводства, в том числе – принципа состязательности сторон (ст.15 УПК РФ). Цель суда, при инициировании вызова эксперта для допроса, отличается от целей сторон и заключается всего лишь в получении разъяснений и дополнений по данному экспертному заключению, необходимых для проверки и оценки этого доказательства. Вместе с тем, в состязательном процессе по УПК РФ суд не является пассивным наблюдателем за представлением суду доказательств сторонами исследованием и их исследованием.

Суд, реализуя предоставленные ему права и выполняя возложенные на него функции, принимает меры к исследованию обстоятельств, имеющих значение для дела и судебного решения, и должен объективно относиться к ходатайствам сторон об исследовании доказательств, представленных суду. Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой закрепленные Российской Федерации право каждого обращаться в государственные органы и защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом , предполагают не только право подать в государственный орган или должностному лицу соответствующее ходатайство, но и право получить на свое обращение адекватный ответ; в случае отказа в удовлетворении ходатайства такое решение, в силу требований УПК Российской Федерации, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, что не предполагает его произвольности; иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав.
Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, согласно которой закрепленные Российской Федерации право каждого обращаться в государственные органы и защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом , предполагают не только право подать в государственный орган или должностному лицу соответствующее ходатайство, но и право получить на свое обращение адекватный ответ; в случае отказа в удовлетворении ходатайства такое решение, в силу требований УПК Российской Федерации, должно быть законным, обоснованным и мотивированным, что не предполагает его произвольности; иное явилось бы нарушением не только процессуальных прав участников уголовного судопроизводства, но и названных конституционных прав. Данная правовая позиция в полной мере распространяется на обязанность суда рассмотреть по существу ходатайство о вызове для допроса в суд эксперта, давшего заключение на стадии предварительного расследования (Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2005 N 42-О

«По жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 7 и 123, части третьей статьи 124, статей 125, 388 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

).

Отсюда следует, что при рассмотрении ходатайства о вызове эксперта для допроса в суде, судья должен убедиться лишь в существовании формальных оснований для данного процессуального действия. В тех случаях, когда суд по собственной инициативе вызвал для допроса эксперта, давшего заключение в ходе судебного разбирательства по экспертизе, назначенной по инициативе суда, для разъяснения или дополнения данного им заключения, суд, руководствуясь принципом состязательности сторон в уголовном судопроизводстве ( УПК РФ), равенством прав сторон ( УПК РФ), вправе выяснить мнение сторон по данному вопросу. В случае если стороны оставляют разрешение этого вопроса на усмотрение суда, то суд должен предоставить право первой задавать вопросы эксперту стороне обвинения, а затем стороне защиты и только после них сам вправе задавать вопросы эксперту (Федотов И.

Инициатива суда или судейская инициатива в уголовном судопроизводстве // Уголовное право. 2013. № 1.С. 119 – 127). Задавать вопросы эксперту могут и иные участники уголовного судопроизводства, не являющиеся сторонами по делу: свидетель, переводчик, специалист, понятой, другой эксперт. Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях, что предоставление гарантируемых Российской Федерации прав и свобод в уголовном судопроизводстве должно быть обусловлено фактическим положением лица как нуждающегося в обеспечении соответствующих прав (Определение Конституционного Суда РФ от 16.12.2008 N 1036-О-П

«По жалобе гражданина Байкова Алексея Алексеевича на нарушение его конституционных прав пунктом 5 части четвертой статьи 56, частью первой статьи 81, пунктом 2 части второй статьи 82, статьями 119 и 131 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

).

Судебная практика показывает, что осуществление вроде бы несложного процессуального действия – проведения допроса эксперта в суде, в силу недопонимания судом целей и задач, стоящих перед его участниками, приводит к нарушению прав сторон, использующих предоставленную возможность для решения своих тактических задач. Так, при разрешении ходатайства о допросе эксперта, председательствующий потребовал предоставить суду вопросы в письменном виде (Уголовное дело № 1-12-2012 по обвинению Разгоняева П.Ю. в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст.

111 УК РФ // Архив Левобережного районного суда г. Воронежа за 2012 год). В похожем случае мировой судья, получив от частного обвинителя вопросы для эксперта в письменном виде, передал их за несколько дней до заседания эксперту для ознакомления. Несмотря на то, что эксперт уже до судебного заседания был ознакомлен с содержанием вопросов, тем не менее, после того, как некоторые вопросы были заданы эксперту в суде, судья объявил перерыв на неделю, для того, чтобы эксперт смог подготовиться к ответам на вопросы (Уголовное дело № 1-8-14/5 по обвинению Мешкова С.

В. В совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УКРФ // Архив мирового судьи судебного участка № 5 Коминтерновского района г.

Воронежа за 2014 год). Приведенные примеры показывают, что судьи испытывают существенные затруднения в установлении вида процессуального действия, требующего участия эксперта, — не усматривают различий в основаниях для допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы. К сожалению, давая разъяснения по вопросам судебной практики, связанной с назначением и производством экспертиз в уголовном судопроизводстве, Пленум Верховного Суда Российской Федерации нивелировал разницу между основаниями допроса эксперта и назначения дополнительной экспертизы: «Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов (пункт 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

Замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается (пункт 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»; пункт 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 сентября 1975 г. N 5

«О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел»

(в редакции от 21 декабря 1993 г.)).

Эксперт при допросе разъясняет или дополняет данное им заключение посредством раскрытия содержания использованных терминов; обоснованием выбора методики исследования и аргументов при формулировании выводов; сообщением положений науки, техники, искусства или ремесла, относящимся к его компетенции; доведением до сведений участников суда обстоятельств, связанных с получением объектов исследования, и т.п. Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу (ст.9 Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

).

Отличие процессуальных действий: экспертизы и допроса заключается, прежде всего, в содержании деятельности эксперта. При допросе: эксперт отвечает на поставленные вопросы, используя результаты ранее выполненного исследования и специальные знания в пределах своей компетенции. При экспертизе: прежде чем ответить на заданные вопросы, эксперт производит исследование представленных объектов.
При экспертизе: прежде чем ответить на заданные вопросы, эксперт производит исследование представленных объектов.

При постановке вопросов эксперту необходимо иметь ввиду, что они должны касаться данного экспертом заключения и ограничиваться областью специальных знаний эксперта. Эксперт не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством судебной экспертизы, если они не относятся к предмету данной судебной экспертизы (ч. 2 ст. 205 УПК РФ). Вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается (пункт 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»).

Ответы эксперта могут разъяснить и уточнить следующие обстоятельства:

  1. обоснование сделанных выводов.
  2. должностное лицо, назначившее судебную экспертизу;
  3. образование эксперта, специальность, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;
  4. содержание и результаты исследований с указанием примененных методик;
  5. признаки объектов исследований и особенности материалов, представленных для производства судебной экспертизы;
  6. основания производства судебной экспертизы;
  7. сведения об экспертном учреждении;
  8. дату, время и место производства судебной экспертизы;
  9. данные о лицах, присутствовавших при производстве судебной экспертизы;

Обстоятельства, связанные с оценкой степени владения им экспертными навыками не могут быть установлены при допросе эксперта. Верховный Суд РФ в от 23 октября 2008 г.

указал следующее: «В ходе допроса эксперта Черниковой Е.Д. были допущены нарушения УПК РФ.

Стороной защиты эксперту задавались вопросы, не разъясняющие заключение эксперта, а ставящие под сомнение квалификацию эксперта, достоверность выводов эксперта.

Председательствующим не было обращено внимание на допускаемые защитником нарушения ст.

282 УПК РФ» ( Верховного Суда РФ от 23 октября 2008 г.

N 78-О08-95сп). Продолжительность времени, предоставляемого эксперту для подготовки ответов на вопросы суда и сторон, в уголовном судопроизводстве законом не предусмотрено. Отложение и приостановление судебного разбирательства допускается при невозможности судебного разбирательства вследствие неявки в судебное заседание кого-либо из вызванных лиц или в связи с необходимостью истребования новых доказательств (ст.

253 УПК РФ). Следовательно, суд для подготовки эксперта к ответам на вопросы лишен возможности отложить и приостановить судебное разбирательство, но может сделать перерыв в заседании.

Эксперт всегда прав? Оспорим

29 декабря 2015 Заместитель председателя Контрольного Комитета НП «Саморегулируемая организация судебных экспертов» специально для ГАРАНТ.РУ Как опровергнуть мнение эксперта?

Возможно ли это? Что сделать, чтобы доказать некомпетентность эксперта или, хуже того, необъективность экспертизы? Все эти вопросы встают в ходе судебного заседания перед истцом или ответчиком, если он настаивает на одном, а результат экспертизы доказывает прямо противоположное.

Рассмотрим, что можно сделать в таком случае на примере из судебной практики. В нашей практике был такой случай. В одном из судов Новосибирска рассматривалось уголовное дело, в рамках которого руководитель организации обвинялся в преднамеренном ее банкротстве.

Ему грозило до шести лет лишения свободы в соответствии со . Проведенная по инициативе суда финансово-экономическая экспертиза показала, что банкротство действительно имело все признаки преднамеренного, и суд готовился принять решение исходя из ее результатов. Оговорюсь, что в рамках подобных дел суды обычно назначают проведение множества экспертиз.

Оговорюсь, что в рамках подобных дел суды обычно назначают проведение множества экспертиз. Прежде всего, это оценка движимого и недвижимого имущества и финансово-экономическая экспертиза.

Также нередки случаи, когда судья назначает почерковедческую экспертизу, техническую экспертизу документов и другие.

При этом судья, как правило, не имеет ни экономического, ни графологического, ни химического образования, и соответственно, принимает решение, опираясь на заключение эксперта, которое имеет силу доказательства по делу (). Обвиняемый подал ходатайство о проведении повторной экспертизы, однако суд отказал в его удовлетворении.

Убедить суд удовлетворить такое ходатайство нередко бывает достаточно сложно, в частности потому, что судья не желает затягивать сроки судебного разбирательства. Одним из наиболее эффективных инструментов для решения этой проблемы является рецензирование экспертизы, и адвокат обвиняемого порекомендовал прибегнуть именно к нему. Отмечу, что рецензент должен иметь право самостоятельного производства того вида экспертизы, которое им осуществляется.

У него должен быть достаточный опыт как работы экспертом, так и опыт работы рецензентом. СПРАВКА С точки зрения процессуального права, рецензент выступает в качестве специалиста – лица, обладающего специальными знаниями, привлекаемого к участию в процессуальных действиях в установленном порядке для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (, , ). Срок подготовки рецензии и ее стоимость зависят от объема и сложности экспертного заключения, а также количества привлекаемых рецензентов – так, минимальные значения цены и продолжительности изготовления рецензии составляют 7 тыс.

руб. и 3 рабочих дня. Рецензирование экспертного исследования показало, что эксперт неверно выбрал и применил методику исследования. В частности, при определении коэффициента текущей ликвидности эксперт не учел рыночную ситуацию, что повлияло на себестоимость активов предприятия и величину его расходов.

Кроме того, он не запросил первичную документацию предприятия и налоговые декларации по НДС, что также оказало влияние на финальный результат экспертизы.

Рецензия, приложенная к ходатайству о повторной финансово-экономической экспертизе, позволила настоять на ее проведении.

Экспертиза, которую выполнил эксперт другого учреждения, показала, что признаков преднамеренного банкротства в действиях руководителя компании не было. На основании этой повторной экспертизы судья принял оправдательный приговор. В судебной практике есть множество примеров, когда судья назначил повторную экспертизу на основании рецензии (арбитражные дела А42-6208/2013, А40-105226/12-151-7 и т.д.) При принятии решения о рецензировании экспертного заключения следует правильно сформулировать задание на эту работу.

Как правило, от рецензента требуется ответить на следующие вопросы.

  1. Соответствует ли заключение эксперта процессуальным нормам?
  2. Верно ли была выбрана и применена методика исследования?
  3. Достаточно ли у эксперта компетентности и соответствует ли его образование тому виду экспертизы (исследования), которое им было проведено?»

В случаях, если рецензент не смог утвердительно ответить на все эти вопросы, есть основания для назначения повторной экспертизы. ВС РФ подчеркнул несколько лет назад, что повторная экспертиза в основном назначается в связи с сомнениями суда в объективности и обоснованности экспертного заключения, например, когда значительно различаются цены, указанные в заключении оценочной экспертизы или был нарушен порядок проведения экспертизы, в частности, не осуществлялся личный осмотр объекта исследования (). Это разъяснение Суда касалось именно гражданских дел, но суды общей юрисдикции, как правило, руководствуются им и при решении вопроса о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности.

Добавлю, что для постановки вопросов рецензенту можно обратиться к специалисту. Он также может участвовать в судебном заседании (по ходатайству стороны или по инициативе суда) для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта (п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2010 года № 28 «»).

Таким образом, факт предоставления рецензии позволяет убедить суд удовлетворить ходатайство стороны о назначении повторной экспертизы, так как лицу, назначавшему экспертизу, крайне сложно закрыть глаза на нарушения, имеющие место в заключение эксперта, и которые отражены не юристом, а другим лицом, обладающим специальными познаниями. Кроме того, суд осознает, что отсутствие должного внимания к рецензии и принятие решения на основании выводов оспариваемого заключения эксперта с большей долей вероятности может повлечь за собой отмену такого решения в суде апелляционной инстанции.

Теги: , , , Документы по теме:

  1. Постановление Пленума ВС РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «»

Читайте также: Сейчас соответствующая норма УПК РФ не содержит указания на срок ознакомления.

В частности, им планируется предоставить право на свидания с адвокатами, не являющимися защитниками, и нотариусами. Почему фактически судебные медики отказываются выполнять соответствующие исследования и как эту ситуацию можно изменить, рассказал Владимир Слепак, Председатель Комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Общественной палаты РФ, сопредседатель Союза потребителей Российской Федерации в своей авторской колонке. 23 апреля 2014 года на сайте ВАС РФ было опубликовано Постановление Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г.

№ 23

«О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе»

, в котором рассматриваются 27 наиболее острых ситуаций, связанных с проведением экспертизы. Среди них: кто может выступать в качестве эксперта, как определяется размер вознаграждения эксперту и т. д. Вроде бы все просто, но на практике могут возникать определенные трудности с применением некоторых положений, представленных в Постановлении, рассказал Виталий Ветров, Управляющий партнер юридической фирмы «Ветров и партнеры» в своей авторской колонке.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2021. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

И все о том же, уже в который раз. О различии в содержании доказательств – заключения эксперта и заключения специалиста

Не смотря на многочисленные публикации, рассказывающие о различии в содержании доказательств – заключения эксперта и заключения специалиста, а также о тактике получения и использования заключении специалиста, в том числе, и для обоснования ходатайств о проведении экспертиз, до сих пор, среди некоторых коллег, нет единого понимания – каким образом можно получить, оформить и представить заключение специалиста, и каким образом можно использовать данные доказательства.

Более того – можно встретить совсем уж экзотические публикации на тему о «превращении» заключения специалиста в заключение эксперта.

Лично я категорически не советую пользоваться рекомендациями, даваемых в подобных публикациях.

Давайте, еще раз, разберемся – что такое заключение специалиста и чем оно может быть полезно в работе адвоката, прежде всего, выступающего в качестве защитника по уголовным делам.

Не смотря на несколько неуклюжие формулировки , определяющей, что

«Эксперт — лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном настоящим Кодексом, для производства судебной экспертизы и дачи заключения»

, , согласно которой«Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию», все же можно разобраться, что эксперта и специалиста объединяет наличие специальных познаний в каких-либо отраслях науки и техники.

Различия же между ними заключаются в уровне задач, а также правах и обязанностях; если от эксперта требуется проведение экспертизы и дача заключения, то специалист, прежде всего, выступает в роли консультанта, в том числе, помогающего сформулировать вопросы перед экспертом. Поскольку законодатель, явно, отвел для эксперта более важную роль участника уголовного судопроизводства, права эксперта шире, чем права специалиста, кроме того, права и обязанности эксперта регулируются ФЗ

«О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

.

Ответственность эксперта дачу заведомо ложного заключения предусмотрена , о чем он предупреждается перед тем, как приступит к производству экспертизы, кроме того эксперт несет ответственность за разглашение данных предварительного расследования. Ответственность же специалиста ограничивается обязанностью не разглашать данные предварительного расследования, о чем он должен быть предупрежден в порядке . При этом показания специалиста, данные им заключения, являются полноценным доказательством по делу, о чем прямо говорится в п.

3.1. . Круг субъектов, наделенных правом назначать экспертизу, определен и – это следователь (дознаватель, если предварительное следствие производится в форме дознания), и суд. Защитник же, в силу п. 3 , вправе привлекать специалиста, в порядке, предусмотренном .

Поскольку этот порядок указанной нормой не регламентирован, предлагаю следующий алгоритм привлечения специалиста. Вместе с тем считаю необходимым предостеречь от ошибок, которые, не смотря, на уже сложившуюся практику допускают некоторые коллеги. Первая ошибка возникает на стадии подбора специалиста – если, при оценке обстоятельств, связанных с ДТП, как правило, проблем в выборе специалиста, обладающего специальными познаниями исследования обстоятельств ДТП не возникает, то при необходимости сбора доказательств по делам, связанным с нарушением правил безопасности при проведении строительных работ, ошибка подбора специалиста нужной квалификации может быть связана с незнанием специфики строительства; например, различие требований к применяемым материалам при строительстве жилых домов и строительстве промышленных объектов.

Грубейшей ошибкой является попытка защитника предупредить специалиста об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по – не являясь субъектом, обладающим правом делать такие предупреждения, а также, без учет того, что такая ответственность специалиста вообще не предусмотрена законом, защитник рискует тем, что, уже на стадии заявления ходатайства о приобщении заключения специалиста к материалам дела, он может получить отказ только по тому основанию, что заключение получено им с нарушением закона, т.е., такое доказательство, в силу , является недопустимым.

Начало взаимодействия защитника со специалистом, начинается с направления запроса, в котором защитник, на основании п. 3 и просит ответить специалиста на интересующие его вопросы, относящиеся к компетенции данного специалиста.

Поскольку защитник, не обладая необходимой компетентностью в интересующей его отрасли знаний, не всегда может корректно сформулировать свой вопрос, лучше всего, если он обратиться за помощью к тому же специалисту.

Это важно и с той точки зрения, что специалист не может и не должен отвечать на вопросы, относящиеся к компетенции следствия и суда, например, о наличии умысла в действиях лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Например, совершенно недопустимо, при обращении к специалисту в области психофизиологических исследований при помощи полиграфа, ставить вопросы о виновности или невиновности исследуемого лица, а при обращении к специалисту в строительства, ставить вопрос о наличии вины в действиях лица, отвечающего за безопасность при производстве строительных работ.

Важно, чтобы и защитник имел, хотя бы общие представления о предмете проводимого исследования; от защитника не требуется, чтобы он умел рассчитать прочность несущей конструкции, которая, по каким-либо причинам обрушилась, но он должен иметь представление о СНиПах, регламентирующих эксплуатацию данной конструкции.

Весьма полезно опросить специалиста по данному им заключению о методах проведенных им исследований и о причинах выводов, к которым он пришел, давая свое заключение. С моей точки зрения обязательным является вопрос о достаточности исходного материала для проведения данного исследования.

Опрос специалиста важен и потому, что он является своеобразной «репетицией» его допроса – на моей практике бывали случаи, когда грамотный специалист, четко и аргументировано изложивший свою точку зрения в заключении, что называется – терялся во время допроса в суде или утрачивал «боевой» настрой во время допроса эксперта со стороны обвинения. Полагаю излишне напоминать о необходимости получения копий документов, подтверждающих компетенцию специалиста. Не секрет, что защитник весьма ограничен в возможности получения информации на стадии предварительного расследования, именно поэтому важен любой документ, относящийся к делу – не важно – получен ли он защитником, например, из материалов, представленных следователем в суд при решении вопроса об избрании меры пресечения, или же в ходе адвокатского расследования.

Но, получить заключение специалиста – это еще только половина дела; нужно еще определить – какие шаги предпримет следователь, получив ходатайство о приобщении материалов к делу; ведь адвокат, фактически, раскрывает линию защиты, заявляя такое ходатайство. Поэтому, важно понимать – в какой момент надо заявить такое ходатайство, и стоит ли его заявлять на стадии предварительного расследования, или «попридержать» до стадии ознакомления с материалами дела, или, вообще до суда. Хотя, в силу ,

«…подозреваемому или обвиняемому, его защитнику, а также потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику или их представителям не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела»

, можно привести сколь угодно случаев, когда следователь всеми силами старается избавиться от «неугодных» доказательств, противоречащих формулировкам обвинения.

Но, при этом, само заключение специалиста будет изучено самым внимательным образом и умным следователем (благо, их осталось не так много), будут предприняты мер для «нейтрализации» такого доказательства. Не лишне помнить – защитник всегда должен работать «на опережение», т.е., не ждать, когда, после заявленного им ходатайства о приобщении к материалам дела заключения специалиста, следователь вызовет этого специалиста для допроса, а самому ходатайствовать о допросе данного специалиста; не ждать, когда следователь назначит экспертизу, а защитнику и его доверителю только и останется, чтобы ознакомиться с постановлением о ее назначении, а самому ходатайствовать о ее назначении, ставя те же вопросы, которые он ставил перед специалистом, и просчитывая возможность постановки следователем вопросов, «нейтрализующих» сделанное специалистом заключение.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+